ygashae_zvezdu (ygashae_zvezdu) wrote,
ygashae_zvezdu
ygashae_zvezdu

УДАР НОЖОМ ПО СОБСТВЕННОЙ СУДЬБЕ

18 июня 1941 года родилась Валентина Малявина, актриса, чей жизненный путь напоминает сказку: чем дальше, тем страшнее.


Малявина сложный случай избалованной мужским вниманием ветренницы. Слишком все давалось легко, - и роли, и внимание сильных мира сего, - в результате самоуверенная актриса постоянно раздвигала границы дозволенного, двигаясь к трагедии напрямую.

Уже первый брак, заключенный вопреки родителям с Александром Збруевым, показал строптивый характер актрисы. Ей едва исполнилось восемнадцать, а она уже была беременна. По тем строгим временам дело нетривиальное.


Едва муж уехал в творческую командировку, с обеих сторон активизировались мамы. По их мнению, девочке рожать было рано.

Вот что рассказывала Малявина:

«Вызвали у меня искусственные роды. Мы пришли к врачу - якобы на осмотр. Последнее, что я помню после этого «осмотра» - иглу, входящую мне в вену. После этого я отключилась. А когда проснулась, то беременной уже не была. Эта трагедия все перевернула в моей жизни - я поклялась, что больше никогда не буду иметь детей»

В начале творческого пути Малявиной необыкновенно сфартило. Андрей Тарковский снял ее в потрясшем мировые экраны фильме «Иваново детство». Валентина быстро стала частью его окружения, завела длинный, болезненный роман с Александром Кайдановским.



Но замуж вышла за начинающего режиссера Павла Арсенова.

Арсенов впоследствии снимет «Гостью из будущего», но пока женушка чуть было не завалила супругу авангардную постановку «Короля-оленя».

Если вы смотрели этот фильм, то помните, что у него открытый финал. Так вот, открытый финал потому, что фильм просто не досняли, поскольку игравшая главную роль супруга режиссера поругалась с ним, забила на все болт и уехала в Москву.



С Арсеновым пришлось расстаться.

Вот что рассказывала Валентина:

«Вы помните, что я поклялась никогда не рожать детей. И слово свое держала. Кайдановскому вот могла родить, но не стала. А с Пашей все было так трогательно и по-человечески... У нас с ним была настоящая семья. И я решила, что дети быть должны. Я родила девочку, которая через несколько недель умерла от инфекции. После этого я поняла, что не смогу жить с Арсеновым»

Творческая жизнь Валентины развивалась не шатко-не валко. Скажем сразу, ей так и не удалось создать ничего более значительного, чем Маша в «Ивановом детстве». Закончив в 1962 «Щуку» Малявина влилась в труппу театра Вахтангова. Но главный упор актриса делала на кино, снимаясь беспрерывно. Зритель к таким фильмам как «Сотрудник ЧК», «Туннель», «Красная площадь», «Обретешь в бою» относился равнодушно, но их любило начальство.

Где-то в середине семидесятых Малявина познакомилась со Станиславом Жданько, которого протащила в театр Вахтангова и поселила у себя. Жданько, парень из Сибири, несомненно одаренный, но с громадным комплексом провинциала, никак не мог поймать удачу за хвост и сильно нервничал. В 1976 он снялся в одной из главных ролей в популярном подростковом фильме «Несовершеннолетние», но его участие там затмила роль Леонида Каюрова. Фильм же, на который Жданько делал ставку, проблемно-критический «Ошибки юности» лег на полку.

Отношения с Малявиной, которая, как ни крути, была на 12 лет старше, начали пробуксовывать. Жданько пророчески занес в дневник:

«Я делаю вид, что мне все равно, бросит она меня или нет. А на самом деле страшно боюсь, ревную и мучаю ее и себя. Я живу, и мне тошно, и мне жутко. Катастрофа неминуема»


Катастрофа разразилась 13 апреля 1978 года.

Как и в случае Дербина VS Рубцов в ней тоже присутствовал алкоголь, отсутствовали свидетели, а главный выживший фигурант всячески себя впоследствии обелял.


В этот день Жданько и Малявина посмотрели в «Ленкоме» спектакль «Вор» с Виктором Проскуриным в главной роли. После спектакля Проскурин заглянул к супругам в гости. Он и Жданько должны были уезжать ночью в Минск на съемки фильма «Время выбрало нас». Погостив Проскурин уехал собирать вещи в дорогу.

Дальше послушаем версию Малявиной:

«Они с Витей много выпили, я не пила ни грамма.

Видя, что я совершенно спокойно не пью, что за меня можно не волноваться, сам Стас захотел еще (Витя к тому времени уже ушел).

А у него давление очень высокое, я ему запрещала. Завтра он должен был уезжать в Минск, настроение взвинченное, плохое.

В дорогу я ему купила бутылку «Гурджаани», и, когда он пришел домой, надо было, конечно, ее открыть.

Видела же, что он не в себе, но ведь никогда не знаешь, что будет потом.

Мы сидели, он снова собрался уйти, в ресторан ВТО.

Возмутилась, встала, достала эту бутылку, открыла ее ножом, налила себе полный бокал, выпила демонстративно залпом, вышла на кухню и вылила все остальное в раковину. Чисто по-женски. Из принципа.

Стою у окна, психую.

Приблизительно в 21.30 я вошла в комнату и увидела, как Стас медленно валится с кресла на пол.

Я помогла ему прилечь на ковер.

Ножа я нигде не заметила.

Кровь я вначале тоже не заметила, потом лишь увидела, что она сочится из его груди.

Я зажала рану ладошкой, прижималась головой.

Крови было мало.

Я брала его голову, прижимала к себе.

Спрашивала его: «Стас, что с тобой?»

Вначале глаза Стаса были открыты, и он смотрел на меня.

Потом Стас прошептал: «Пойдем со мной...»

После этих слов он добавил: «Голову...»

Больше до приезда «Скорой помощи» ни одного слова он не сказал...»

Вызов "Скорой» был зафиксирован в 21.33, но Малявина неверно назвала адрес. «Скорая» проплутала около часа, пока добралась до нужной квартиры.

Впрочем, даже если бы врачи приехали вовремя, Жданько ничем помочь было нельзя. Его сердце пробили ножом насквозь.  

Услышав, что врач констатировал смерть, Малявина с криком «Я хочу умереть с тобой!» схватила нож за лезвие, основательно порезав пальцы. Врачам пришлось хлопотать над ней. Сперва актрису повезли в больницу, затем на допрос в милицию.

Версия самоубийства возлюбленного придет в голову Малявиной позже. Находясь же в шоковом состоянии, она выложила все как есть.

Друг Жданько актер Николай Попков (Глинский) свидетельствует:

«В убийстве Стаса она признавалась несколько раз. Впервые — в тот же день директору театра Иванову. Он жил этажом выше. Об этом признании Иванов дал показания.

Призналась она и Проскурину, который вернулся и застал в квартире врачей и милицию. Он об этом рассказывал, но позже от слов отказался: мол, не помнит. И сейчас Виктор не любит об этом говорить. Самое же важное признание, подробное, четкое, ясное, было сделано Валентиной после приговора, в первые дни заключения. Я его читал».


Вероятно, признание было сделано и при первом допросе в милиции. Чем иначе объяснить, что протокол допроса очень быстро «потеряют». Зато Малявина «найдет» предсмертную записку Жданько (написанную, как позже докажет экспертиза не его почерком) и ее к делу приобщат.

Наверху у Валентины нашлись мощные покровители, которые добились закрытия дела. Однако, друг Жданько Николай Попов (Глинский) оказался человеком упорным. Он отказывался верить в самоубийство Стаса и настаивал на пересмотре.

Смерть Жданько подкосила творчество Малявиной. Она была вынуждена уйти из театра, снимать ее тоже перестали, как отрезали. Но, по крайней мере, актриса разгуливала на свободе.

Все изменилось в 1983, когда умер Брежнев, полетел Щелоков и у руля встал Андропов, начавший трясти милицию и прокуратуру за злоупотребления.

Следователя Станислава Мишина, ведущего дело Малявиной, привлекли за многочисленные фальсификации. Попков (Глинский) вкупе с матерью Жданько настоял на повторной экспертизе.

Экспертиза установила, что сам себя ударить ножом Жданько просто не мог. Малявину арестовали, быстренько провели процесс и, хотя на ее защиту встали такие люди, как Ролан Быков и Олег Стриженов, влепили девять лет.

Вот ее тюремные университеты: Бутырка – Можайская зона – Воронежская тюрьма – поселение в Ростовской области.

Отсидела Малявина пять лет. В 1988 ее выпустили по случаю амнистии в связи с 70-летием Октябрьской революции.

После отсидки жизнь Малявиной так и не наладилась.

В кино вернуться не получилось, да скоро и кино не стало.

Малявина еще раз побывала замужем и развелась.

Написала книжку мемуаров «Услышь меня, чистый сердцем…», где вдоволь напела себе дифирамбов.

К сожалению, актрису преследовал хронический алкоголизм. Будучи навеселе, Малявина столь неудачно упала, что повредила глаза. Левый был потерян сразу, правый врачи долго пытались спасти. Но безнадежно. Актриса погрузилась в полную темноту.

В этот момент ее чуть не выкинули на улицу черные риэлторы. Только поднятый прессой шум спас Малявину от смерти.

Сейчас она живет в пансионате и изредка дает интервью.
Сегодня этой женщине с непростой судьбой исполняется 76 лет.

Tags: кино, черная метка
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments

Recent Posts from This Journal