ygashae_zvezdu (ygashae_zvezdu) wrote,
ygashae_zvezdu
ygashae_zvezdu

Category:

Лучший советский сценарист

В любой профессии существуют боги. Киношный мир, не исключение. У российских операторов, скажем, это Вадим Иванович Юсов (Иваново детство», «Андрей Рублев», «Я шагаю по Москве», «Солярис»). Сие никто не решится оспорить.
У российских сценаристов – это Геннадий Федорович Шпаликов (1937 – 1974) вошедший в народное сознание фильмом «Я шагаю по Москве».
У ВГИКа стоит памятник с фигурами трех легендарных выпускников. Шукшин. Тарковский. Шпаликов.


За что же ему такая честь?

Он чувствовал время так точно, что время сделало его своим камертоном. А потом задушило.
До «Я шагаю по Москве» Шпаликов ввязался в авантюру создания лучшего фильма о своем поколении. Фильм назывался «Застава Ильича». Ставил его Марлен Хуциев, успевший до этого порадовать зрителей «Весной на Заречной улице».
«Застава Ильича» стала манифестом поколения романтиков, верящих в «Ленинский» социализм, который просто необходимо очистить от «сталинщины». Это было поколение размышляющих, думающих, работящих. Поколение штурмующих зал Политехнического музея дабы послушать стихи Евтушенко, Ахмадулиной, Слуцкого. Всегда помнящих, что была война. И готовых перегрызть горло за свою страну.
Самое главное, - фильм «Застава Ильича» очень советский. Да, не ортодоксальный. Но призывающий к поиску социализма с человеческим лицом.
Власть же поступила неоправданно глупо. Дав понять, что ничего искать не собирается.    
Личным противником фильма выступил Никита Сергеевич Хрущев. Его напрягли образы трех рабочих парней, которые чего – то там размышляют о жизни, не признают готовых ответов. Кого искать, когда есть Партийная программа?
Особенно Хрущев «прикопался» к сцене, где главный герой разговаривал с погибшим на фронте отцом. Спрашивал совета, как жить дальше? Отец поинтересовался возрастом сына. Двадцать три? «А мне двадцать один. Ну, как я могу тебе советовать?»
-И вы хотите, чтобы мы поверили в правдивость такого эпизода? – Вопрошал Никита Сергеевич - Никто не поверит! Все знают, что даже животные не бросают своих детенышей. Если щенка возьмут от собаки и бросят в воду, она сейчас же кинется его спасать, рискуя жизнью. Можно ли представить, чтобы отец не ответил на вопрос сына и не помог ему советом, как найти правильный путь в жизни?
Тонкой, поэтичной, метафизической структуре противопоставлялся опыт жизни в стиле Дарвина.
А главное давалось понять, - нам искренность по барабану. Нам сделайте «правильно».
Это был очень тревожный звоночек.

«Заставу Ильича» выпустят года через два перекореженной кучей поправок и под названием «Мне двадцать лет» (типа, могу еще исправиться). Фильм стоил Шпаликову и Хуциеву много крови, нервов, лет.
Но пока все еще шло для Шпаликова хорошо. Время благоволило своему трубадуру, распевая тысячью глоток: «А я иду, шагаю по Москве». Шпаликова любили все. Невозможно было не любить компанейского, добродушного, удачливого человека, наделенного космическим обаянием и запредельным талантом.
Ему даже доверили собственную постановку. Фильм, поставленный Шпаликовым по собственному сценарию «Долгая счастливая жизнь», восхитил Антониони.
Но время уже меняло ритм, темп, привязанности. Оно готовилось задушить своего любимца.
Об этом я расскажу в следующем посте.
 
Tags: кино, шпаликов
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments