ygashae_zvezdu (ygashae_zvezdu) wrote,
ygashae_zvezdu
ygashae_zvezdu

Category:

ПЛОХАЯ ЖЕНА

20 января 1954 года умер писатель Борис Горбатов.
Ему было всего 45 лет.
По свидетельству жены – актрисы Татьяны Окуневской – Горбатов счел нужным убраться с земли до ее выхода из лагеря, поскольку «когда я войду в дом, посмотрю ему в глаза, он умрет…»

Горбатов был небесталанным карьеристом. В свое время его книги «Обыкновенная Арктика» и «Непокоренные» пользовались большим успехом.
Он стоял во главе Объединения пролетарских писателей Донбасса, которое, естественно, называлось «Забой». Уже в 1926 переехал в Москву.

Самые яркие литературные вещи Горбатов делал на собственном опыте. Ему повезло стать корреспондентом «Правды» в Арктике и родилась книга «Обыкновенная Арктика».  
Войну прошел корреспондентом и создал цикл статей «Письма к товарищу». Их реально читали на фронте.

Самую большую проблему для Горбатова представляла его жена актриса Татьяна Окуневская. Очень красивая, сексуальная, раскрепощенная, она прославилась в таких фильмах как «Пышка» и «Александр Пархоменко». Окуневская никогда не скрывала, что вышла за Горбатова без любви, но с расчетом, огорошивая даже корреспондентов нового времени заявлением: «Да, я продавала себя. А кто без греха?»

В девяностые Окуневская выпустила мемуары «Татьянин день», которые совершенно недвусмысленно свидетельствуют: принцесса сошлась со свинопасом.

«Какое это несчастье все повторить сначала, как с Митей (первым мужем – прим. авт.)! Силой водить мыться, учить чистить ногти, соблюдать чистоту в туалете, не носить засаленные воротнички. Костюм и ботинки Борис надел как вериги, прося ни за что не выбрасывать сапоги».

После войны Горбатов начинает скакать вверх по служебной лестнице. Он неразрывно ходит в паре с Константином Симоновым. Оба становятся секретарями Союза Писателей СССР и вовсю рулят литературным процессом. Горбатов получает две Сталинских премии. Материальные блага, ради которых Окуневская пошла под венец, сыпятся из рога изобилия.
Но Окуневская не обольщалась насчет главного: писательского таланта Горбатова.

«Борис кончил роман о войне «Непокоренные». Роман, как и очерки «Письма товарищу», подняли на щит, по сути роман и очерки на одну и ту же тему, с той же «свеженькой» мыслью — не сдаваться врагу. Роман плохой, и даже искры Борисовой, которая была в «Обыкновенной Арктике», в нем не видно. Как Борис будет писать дальше? Он мыслит себя писателем, а о чем он будет писать? Даже если и есть способность, даже если и талант — этого так мало! А что еще есть у Бориса? Какая-то странно заштампованная, заученная тема Донбасса. Борис совсем не наблюдателен…»

Благоволение властей приходилось отрабатывать. В преддверии «холодной войны» Горбатов тиснул зубодробительную статью о Трумэне «Мальчик на побегушках». Эффект был таков, что в США состоялась демонстрация, где несли плакат с изображением Горбатова и поясняющей надписью: «Поджигатель войны номер три!» (два первых места отдавались Сталину и Гитлеру).
Но эти события мало волновали Горбатова. Чем больше он поднимался вверх, тем больше внушала опасений ему жена.

Чтобы не писала Окуневская о причинах своей посадки ясно, что актриса просто зарвалась.
Она жила широко, любила безоглядно, даже не пытаясь скрывать свои измены. Горбатов был вынужден смотреть на женины выходки сквозь пальцы.
Наверху смотреть не захотели, тем паче возле Окуневской всегда клубилось много иностранцев (одним из поклонников был Иосиф Броз Тито).
Судя по мемуарам, которые нужно читать с большой долей скепсиса Окуневская вызвала интерес Берии и Абакумова. Первый ее изнасиловал, второму она отвесила пощечину.
В общем, актрису посадили на десять лет по статье «Антисоветская агитация и пропаганда».   

Когда Окуневскую посадили, Горбатов сразу вычеркнул ее из жизни. Он выселил мать Окуневской из своей квартиры, выдал замуж ее дочь от первого брака, и сам спешно женился на актрисе Нине Архиповой. Более того, письмо о бесчинствах Абакумова, которое актриса написала из заключения Сталину и пыталась передать через Горбатова… Горбатов отнес прямо Абакумову.
Обо всем этом мы знаем со слов Окуневской.

Но, вот штука, дочь ее оправдывает отчима.

«Маму посадили, Горбатов выдал меня замуж, и почти сразу у него случился инфаркт. За ним ухаживала Нина Архипова. Она потом и вышла за него замуж. Хотя, думаю, он все равно продолжал любить маму. Горбатов очень помогал мне, бабушку содержал, да и посылки маме он оплачивал. Именно он дал мне возможность учиться, и, конечно, я ему бесконечно благодарна. Если бы мама не была такой эгоцентричной, жизнь ее сложилась бы по-другому. Кстати, перед смертью она мне сказала, что то роковое письмо, которое написала Сталину, не Борис передал министру госбезопасности Абакумову, а наш секретарь, который просматривал все бумаги. Он ее и «заложил». Да и я не сомневалась: Горбатов такого предательства совершить не мог».

Выйдя из заключения, Окуневская столкнулась с еще одним мощным ударом. По стране гуляло стихотворение Симонова на смерть Бориса Горбатова. Называлось оно «Чужая душа». Приведу его с небольшими сокращеньями.

Дурную женщину любил,
А сам хорошим парнем был…

Был и умен, и добр, и смел,
И верен был отчизне,
И одного лишь не умел
В своей короткой жизни:
Взять отодвинуть взглядом
И рассмотреть как следует
Ту, что живет с ним рядом,
Что спит с ним и обедает;
Ту, что с их первой встречи
Была с ним всех короче,
И жизнь его калеча,
И честь его пороча...
А эта, с кем он жил, она –
Могу ручаться смело,-
Что значит слово-то «жена»,
Понятья не имела.
Свои лишь ручки, ноженьки
Любила да жалела,
А больше ничегошеньки
На свете не умела:
Ни сеять, ни пахать, ни жать,
Ни думать, ни детей рожать,
Ни просидеть сиделкою,
Когда он болен, ночь,
Ни самою безделкою
В беде ему помочь.
Как вспомнишь - так в глазах темно,
За жизнь у ней лишь на одно
Умения хватило –
Свести его в могилу!

Жестокое стихотворенье. Ни одна женщина такое не простит.
Окуневская и не прощала. Но если при Советской власти могла костерить всесильного Симонова разве что на кухне, то в девяностые откровения актрисы вылезли на страницы газет.

«Не могу сказать, что он талантливый. Скорее, способный. Хотя стихи писал очень плохие. «Жди меня», пожалуй, — одно из худших. Проза у Симонова гораздо лучше. Он знал и понимал войну. В отличие от Горбатова. Этот был тупицей. Его «Непокоренные» — банальная книга, как дважды два четыре. Я, конечно, читала его книги. Но…»

Когда вышли мемуары Окуневской «Татьянин день», где Симонов описан совсем уж нерукопожатым, высказался сын поэта Алексей.  

"В своих воспоминаниях Татьяна Окуневская употребила весь свой талант на создание о себе легенды. Для легенд нужны ангелы и монстры. В ангелы она, разумеется, выбрала себя, а роль монстров отвела своему предпосадочному мужу Борису Горбатову и Симонову: потасканные мерзавцы, трусы и злопамятные негодяи, а Горбатова она и в сутенеры записала бы, если б не тень, которую подобное заявление бросало на ее ангельский лик. Мне было тринадцать, когда умер Горбатов, но даже то, что я о нем помню, говорит, что это ложь. Дети, которых за год до его смерти родила ему другая женщина, их достоинство, доброта, душевная щедрость - свидетельство хорошей породы. Но я о Симонове. Из многих мерзостей самая скверная в «мемуарах» та, что якобы по навету Симонова Окуневская после возвращения из лагеря была выкинута из Театра Ленинского комсомола, что Симонов отрезал ей путь назад, в кино, в искусство. Свидетелей нет. Ее слова - против моих. Я еще добавлю ей аргумент. Отец редко кого ненавидел. Ее - ненавидел. И оставил о том недвусмысленное свидетельство. Оно напечатано в «Стихах 54-го года». Называется «Чужая душа».

В одном Окуневская права безусловно: оценке писательского таланта Горбатова.
Его не переиздают и не перечитывают. И вряд ли будут.  
Tags: =, литература, семейные тайны, черная метка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments