ygashae_zvezdu

Categories:

ФАИНА РАНЕВСКАЯ. ДУЭТ С ПЛЯТТОМ

30 июня умер Ростислав Плятт (1908-1989).

Самые звездные свои роли он сыграл в пенсионном возрасте. Достаточно перечисления: пастор Шлаг в «Семнадцати мгновениях весны»; старик из фильма Хуциева «Послесловие»; скрипичный мастер Амати из детектива «Визит к Минотавру». 

А ведь была еще театральная сцена и спектакли «Милый лжец» (Плятт — Бернард Шоу), «Цезарь и Клеопатра» (Плятт — Цезарь), «Дальше - тишина…» 

В спектакле «Дальше – тишина» Ростислав Плятт блистал наравне с Фаиной Раневской.

Вот о взаимоотношениях этих актеров и поговорим.

Несмотря на ряд объединяющих черт - склонность к юмору, гротеску, импровизации, - Плятт и Раневская были антиподами. Прежде всего, их полярность проявлялась в отношении, так сказать, к граду и миру. Плятт умело приспосабливался к обстоятельствам, учитывал индивидуальные особенности режиссеров, был легок, весел и доброжелателен, допуская сарказм только в самом крайнем случае. 

Фаина же сарказмом просто сочилась; мгновенно вспыхивала аки порох; аттестовала бездарность бездарностью без лишних экивоков. Затеять скандал, пусть и не на ровном месте, было для нее делом обыденным.

Потому Плятт играл всегда, играл везде, не делая трагедии, что, мол, роль недостойная. Вся же творческая жизнь Фаины наполнена стенаниями: «Не разглядели меня, не увидели!»

Удивительно ли, что признавая талант Плятта в эпитетах восторженных: «Гениальный! Талантище! Вот кто не боится тратить душу», Фаина допускала и брюзжание: «Славку Плятта хлебом не корми — дай только подсюсюкнуть руководству».

Руководству Плятт «подсюсюкнул», когда принял участие в постановке второй редакции пьесы «Шторм». Кто не в курсе, - Раневская играла в «Шторме» спекулянтку Маньку с ее филигранным «Шо вы грите?». Попытку режиссера Завадского реанимировать пьесу к пятидесятилетию Октября не приняла. По словам Раневской, после ссоры Завадский Маньку - спекулянтку из пьесы вычеркнул. 

Роль Плятта осталась на месте, более того, он утверждал, что и Раневская в спектакле играла. Плятт это запомнил, поскольку «Шторм» был единственным спектаклем, где они соседствовали, не имея, правда, общих сцен.

На экране же Плятт и Раневская сошлись много раньше.

ПЛЯТТ И РАНЕВСКАЯ В ФИЛЬМЕ "СЛОН И ВЕРЕВОЧКА"
ПЛЯТТ И РАНЕВСКАЯ В ФИЛЬМЕ "СЛОН И ВЕРЕВОЧКА"

Если посмотреть на творческий путь актеров замечаешь следующее: в их совместных фильмах именно Фаине доставались все плюшки, несмотря на «Недодано!».

Скажем, фильм «Подкидыш» (1939). Вы, конечно, вспомните в этой прелестной комедии  Плятта. Но ведь Фаинино «Муля, не нервируй меня!» вы и не забывали, верно. 

Или «Мечта» Михаила Ромма (1941). Фаина сыграла Розу Скороход, трагическую роль матери, которую обворовал (духовно и материально) сыночек. Плятт в роли извозчика Янека в «Мечте» тоже хорош, и другие актеры неплохи, но Раневская всех затмила, сам Рузвельт вкупе с Теодором Драйзером пропели ей комплименты.

Только в 1947, в комедии «Весна», Плятт составил достойную пару Раневской. Во всяком случае, в народ из «Весны» ушла не только фраза Фаины: «Алло, скорая помощь? Помощь… скорая… Белая горячка… Горячка белая… Кто больной? Я больной, Маргарит Львович… пардон, Лев Маргаритыч…», но и Плятта: «Где бы не работать, только бы не работать!». Ловкий волокитчик Василий Бубенцов, ухлестывающий ради жилплощади за старой девой Маргаритой Львовной, оказался не менее колоритен.  

В 1964 Плятт и Раневская снялись в комедии Вениамина Дормана «Легкая жизнь» и что же? Спекулянтка «Королева Марго» опять попала в зрительский фавор («Я ваша тетя из Киева, я буду у вас жить…»), а Плятта зритель воспринял фоном.

ПЛЯТТ В ФИЛЬМЕ "ВЕСНА"
ПЛЯТТ В ФИЛЬМЕ "ВЕСНА"

Сама Раневская видела в Плятте идеального партнера. Она подписалась на авантюру схулиганить в комедии «Девушка с гитарой», только потому, что ей обещали в качестве напарника Ростислава. 

К съемкам Плятт заболел, играть Раневской пришлось с Михаилом Жаровым. 

Если возвращаться к «Недодано!», то давайте вспомним, что Жаров в свое время проглотил характеристику Сталина: 

«Очень хорошо играет товарищ Жаров. Очень профессионально играет, правдиво. И вот что интересно: как товарища Жарова ни оденут, как его ни загримируют, а все равно в фильме сразу все узнают – это товарищ Жаров. А вот есть у нас еще актриса, товарищ Раневская. Она и не переодевается, и прическу ей не меняют, а в одном фильме она – одна, а в другом фильме – совсем другая. Не узнать. Сильная актриса».

Совместные съемки превратились для Жарова и Раневской в то еще испытание. Пара просто не монтировалась и в итоге насчет «Девушки с гитарой» Фаина выдала: «Кажется, у меня получилось сделать ту роль, за которую мне будет стыдно».

Что касается дел театральных. 

Плятт и Раневская играли на сцене театра имени Моссовета. О взаимоотношениях Раневской с главрежем этого театра Юрием Завадским мы уже говорили (ФАИНА РАНЕВСКАЯ VS ЮРИЙ ЗАВАДСКИЙ). Фаина из театра уходила и снова возвращалась. Плятт же работал на сцене Моссовета без рывков в неведомое с 1944 года до конца. 

В театре Завадского сошлись уважаемые старики. Кроме Плятта и Раневской там играли Вера Марецкая, Любовь Орлова, Серафима Бирман (ПОЧЕМУ ВСЕ ЛЮБИЛИ ФАИНУ РАНЕВСКУЮ, А НЕ ЕЕ СОПЕРНИЦУ). С возрастными ролями во всем мировом театре напряженка, потому за пьесу «Странная миссис Сэвидж» развернулась настоящая борьба, в которой Раневская проиграла, после триумфа уступив роль Любовь Орловой. 

Выиграла Раневская в 1969 году, когда Анатолий Эфрос затеял постановку пьесы Виньи Дельмар «Дальше – тишина…», о стариках-супругах Купер, которых разлучают родные дети. Плятт усматривал здесь продолжение линии Розы Скороход, заявленной Раневской в «Мечте». 

Потрясающий дуэт обеспечивал аншлаги спектаклю на протяжении тринадцати лет.

Существует телевизионная версия спектакля «Дальше – тишина…», сделанная в 1978 году. Раневская оставила о версии уничижительный отзыв: 

«Через несколько лет сняли телевизионную версию спектакля, что меня просто доконало.

Нам рыдать в сцене расставания Куперов, а какой-то бухгалтер все убеждает и убеждает в необходимости точно уложиться во временные рамки. До секунды точно, потому что у них, видите ли, смета, переберут или не доберут, их накажут рублем. Хотелось крикнуть:

– Да заберите вы мой гонорар, только дайте играть без хронометража!

Неумелые руки, чужие лица, которым все равно, что ты чувствуешь в такой сцене, главное, чтобы аппаратура работала четко и хронометраж не превышен.

Я понимаю, каждому свое, я отвечаю за слезы, они за хронометраж, но ведь это искусство, нельзя же выражать слезы в секундах, иначе их лучше делать глицериновыми. Я глицериновыми слезами плакать не умею.

Я последняя из могикан, вернее, одна из последних, вон, еще Плятт остался, он тоже настоящими слезами плачет.

Тошно быть последней, ох, как тошно».

Раневская ушла в июле 1984.

Плятт ушел вслед за ней через пять лет.

Светлая память!

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded 

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →