ygashae_zvezdu (ygashae_zvezdu) wrote,
ygashae_zvezdu
ygashae_zvezdu

Categories:

ЗА ГОЛУБЫМ ЗАБОРОМ

19 декабря гулял свой день рождения Николай Вирта (1905 - 1976).
Сейчас этот писатель справедливо забыт, но в свое время его благосклонно почитывал сам Иосиф Виссарионович Сталин.

Уже первая крупная вещь Вирты – роман «Одиночество» - вызвал у вождя энтузиазм. В романе рассказывалось о восстании Антонова, причем, восставшие были выписаны не одной черной краской. Автор подпустил психологии.
Сие неудивительно, Вирта знал, о чем писал. Его отец – священник был расстрелян как пособник антоновцев.  
Дебютный роман Вирты стал «трендом». Особо ретивые сравнивали его с «Тихим Доном». Пьесу по мотивам романа поставил МХАТ. Композитор Тихон Хренников накатал оперу «В бурю». Вирта же получил за «Одиночество» Сталинскую премию.

Второй роман Вирты был куда хуже первого. Но это неважно, - писатель встал на рельсы материального благополучия и бодренько клепал пьесы, благо те приносили денег больше.
Вирта мне даже симпатичен, не писаниной, естественно, а поведением в стиле Остапа Бендера. 
Вряд ли бы без этих качеств Вирты прошла нормально эвакуация Корнея Чуковского. На вокзале стояла невозможная давка.
Дадим слово Корнею Ивановичу:

«Недаром Вирта был смолоду репортёром и разъездным администратором каких-то провинциальных театров. Напористость, находчивость, пронырливость доходят у него до гениальности. Надев орден, он прошёл к начальнику вокзала и сказал, что сопровождает члена правительства, имя которого не имеет права назвать, и что он требует, чтобы нас пропустили правительственным ходом. Ничего этого я не знал (за «члена правительства» он выдал меня) и с изумлением увидел, как передо мною и моими носильщиками раскрываются все двери. Вообще Вирта – человек потрясающей житейской пройдошливости. Отъехав от Москвы вёрст на тысячу, он навинтил себе на воротник ещё одну шпалу и сам произвёл себя в подполковники»

На фронт Вирта отнюдь не рвался, но когда наши войска перешли в наступление организовал себе командировку в Сталинград столь удачно, что поспел прямо на церемонию пленения фельдмаршала Паулюса.
Это позволило ему в дальнейшем, как «очевидцу», написать сценарий к фильму «Сталинградская битва» и получить за него Сталинскую премию.

После войны писателю продолжало фартить. Он получил три Сталинских премии подряд.
Кроме того, был облечен честью стать цензором… Библии. 

Заигрывающий с церковью Сталин поручил Молотову и Вышинскому издать Библию ограниченным тиражом. Молотов со товарищ дали Вирте полномочия цензора (как сыну священника, что ли?), вылавливающего из священного текста противоречия Советской власти. Допускались любые купюры.
К чести Вирты скажем, что никакой крамолы он в Библии не нашел.
Но и здесь в накладе не остался. Гонорар писателя от РПЦ составил 500 000 рублей.

Неприятности Вирты начались после смерти Сталина. Он пал жертвой своего желания жить хорошо.
Во-первых, ему ударил бес в ребро. Вирта бросил жену, сойдясь с более эффектной дамой. При этом, дачу в Переделкине оставил первой супруге, на что не имел право. Себе же выстроил хоромы в местах, где провел детство. 
17 марта 1954 года в «Комсомольской правде» появился фельетон самого «зубастого» фельетониста Союза Ильи Шатуновского (http://ygashae-zvezdu.livejournal.com/2016/11/20/). Он назывался «За голубым забором». Вирту костерили за отрыв от масс. За желание спрятаться от народа "за голубым забором", создав свое хозяйство в пику колхозному.
Дадим слово Корнею Чуковскому:

«Оказывается, глупый Вирта построил своё имение неподалёку от церкви, где служил попом его отец – том самом месте, где этого отца расстреляли. Он обращался к местным властям с просьбой – перенести подальше от его имения кладбище – где похоронен его отец, так как вид этого кладбища «портит ему нервы». Рамы на его окнах тройные: чтобы не слышать мычания тех самых колхозных коров, которых он должен описывать».

Фельетон «За голубым забором» стал знаковым. В творческой тусовке пошла гулять эпиграмма, посвященная Вирте и Сурову:
Обоих взяли в оборот,
Но у друзей различный метод:
За голубым забором тот,
И под любым забором этот.

Вирту исключили из Союза Писателей. Впрочем, через пару лет восстановили.
Но это ему мало помогло.
Дальше Вирта писал без тени прежнего успеха.
И остался в истории лишь героем фельетона «За голубым забором»
Tags: литература, черная метка
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments