ygashae_zvezdu

ygashae_zvezdu 8 минут на прочтение

ЖЖ рекомендует
Категория:

УДАЛОСЬ ЛИ АЛЕКСЕЮ КРУЧЕНЫХ РАСКРЫТЬ "ЧОРНУЮ ТАЙНУ ЕСЕНИНА"?

КРУЧЕНЫХ
КРУЧЕНЫХ

21 февраля день рождения Алексея Крученых (1886-1968), вошедшего в историю как поэт, с криком «Дыр бул щыл». Выкрик сей сопровождался пояснением для непонятливых, что, мол в «дыр» «больше русского национального, чем во всей поэзии Пушкина».

На мой взгляд, творчество Крученых тупиковая ветвь развития русской поэзии, хотя он обрел массу поклонников и подражателей, начиная с Хлебникова, продолжая «обэриутами» и «лианозовской школой». И все равно тупик, ибо распадение слова, продемонстрированное экспериментами Крученых, ведет к трюку Василиска Гнедова, — «Поэме конца», представляющей собой чистый  лист бумаги.

Но ладно, сейчас не об этом. Сейчас остановимся на непоэтических книжечках Крученых, содержащих нападки на Сергея Есенина.

Сам Крученых настаивает, что с Есениным его связывало крепкое знакомство. Сошлись они в 1920-ом, в Баку, и с тех пор не теряли друг друга из виду. Есенин даже написал Крученых заумное стихотворение: 

Тар - ра - эль

Си - ліу - ка

Есх Кры

чу чок

Питающий пристрастие к эстрадным эффектам Крученых, решил заработать на Есенине еще при жизни последнего. Написал книгу «Почему любят Есенина» да принес ее в издательство «Современная Россия». Там сочли книгу неряшливой, критически необоснованной, просто плохой. Но сам Есенин, считающий, что славы много не бывает, был совсем не против увидеть книгу Крученых в печати (насколько я понимаю, ее не читая).  

Книга тогда так и не вышла, но статья Крученых «Псевдо-крестьянская поэзия. Есенин и его евангелисты» по словам автора, была сдана в набор, еще при жизни Есенина. 

В статье этой Крученых прямо отказывает Есенину в оригинальности, подтягивая влияние на него Лермонтова, Пушкина, Некрасова, Брюсова, Михаила Кузмина, Вертинского, но главным образом Северянина. Достается Сергею Александровичу за рифмы: «неоднократные «пери — двери», «руки — скуки — звуки — муки», «дев — напев», «измерить — верить», «надежды — одежды», «любви — крови»... 

Уровень критики примерно таков: 

«Улеглась моя былая рана,

Пьяный бред не гложет сердце мне, 

Синими цветами Тегерана

Я лечу их нынче в чайхане».

«Кого — их? Минут через восемь додумываешься, что — бред и рану? Но, ведь, если по восьми минут над каждой строкой думать — долго всего Есенина не прочтешь». 

Помилуй бог, что же здесь сложного? Вполне внятный стих. 

По настоящему Крученых раздухарился после гибели Есенина, поставив книжечки о нем на поток. 28 декабря 1925 Есенин повесился, а 5 января 1926 (через недельку!) уже вышла книжонка «Гибель Есенина». И пошло: «Есенин и Москва кабацкая», «Чорная тайна Есенина», «Лики Есенина от херувима до хулигана»… Шесть книжечек выпустил Крученых тиражами от 2000 до 5000. Они расхватывались обывателями как горячие пирожки, провоцируя переиздания. «Гибель Есенина» переиздавалась пять раз, «Есенин и Москва кабацкая» – три.      

В «Гибели Есенина» Крученых начал пережевывать ту мульку, которая до сих пор нет-нет да и возникнет при разговоре о Есенине: ушел из деревни, а в городе попал в самый низ, в кабак, оттого и погиб ни за грош. 

Главный удар Крученых нанес по репутации Есенина, в «труде» «Есенин и Москва кабацкая». Прикрываясь письмами читателей, он ставит вопрос: «не о том, велик ли и как велик был талант Есенина (вопрос количества), а о том, являлся ли он положительной или отрицательной величиной (вопрос качества), полезна или вредна для общества, и просто для жизни, была Есенинская поэзия?»

По Крученых выходит, поскольку поэзия Есенина отличается висельными настроениями, то она величина отрицательная. 

Финалит он так: 

«Если она (поэзия, - прим. авт.) не имела действия — значит, была слаба, а если имела — значит, она губительна и вредна. 

Пусть поклонники Есенина выбирают любое»

В «Чорной тайне Есенина» Крученых впрямую рассматривает поэта, как человека безнадежно сумасшедшего, отказывая одной из главных поэм позднего Есенина «Черный человек» в оригинальности, отыскивая там Эдгара По, Апухтина, приходя к выводам: что Есенина можно печатать только в сопровождении разъяснительных статей («а может даже и медицинских»).

Финальный вывод:     

«Чорный человек — прескверный гость» и лучше перед ним не открывать дверей советской литературы». 

фото с сайта demo.multiurok.ru
фото с сайта demo.multiurok.ru

Надо ли говорить, что наводнившие рынок книжонки Крученых вызвали критику со стороны людей вменяемых. Бывший соратник Крученых по футуризму Маяковский в статье «Как делать стихи» назвал его книжонки «дурно пахнущими», возмущаясь, что их автор «обучает Есенина политграмоте так, как будто сам Крученых всю жизнь провел на каторге, страдая за свободу, и ему большого труда стоит написать шесть (!) книжечек об Есенине рукой, с которой еще не стерлась полоса от гремящих кандалов». 

Критик Красильников заметил: «Ориентируясь дикими обложками на читателя — простака, просвещающегося через газетные киоски, автор к бульварной внешности книжки присоединил и бульварное содержание»

Здесь следует сказать, увы, ибо никакого бульварного содержания в штудиях Крученых не просматривалось. Самое интересное в книжках его было броское, бьющее по глазам название, а внутри содержалась скучная масса букв, складывающихся в банальные размышления.  

При этом, Крученых продолжал врать, будто сам Есенин прислушивался к его мнению и ценил Лёшины стиховые эксперименты. Есенин, мол, даже написал ему достаточно красноречиво: «Крученых перекрутил (перевернул) литературу. Я говорю это с гордостью». 

Автограф таковой, действительно, наличествовал, а вот о том как именно он появился рассказал в своих воспоминаниях Иван Грузинов. Как-то встретившись в издательстве Крученых увязался за Есениным. 

«Есенин и я направляемся ко мне на квартиру. Крученых следует за нами. Является Александровский. Есенин в хорошем настроении. Достает бутылку портвейна. Начинает подшучивать над Крученых: 

— Крученых перекрутил, перевернул литературу. 

— Напишите это и подпишитесь! — засуетился Крученых. 

Стал оглядываться по сторонам, ища бумаги, обшарил карманы, полез в портфель и быстро вынул необходимые канцелярские принадлежности. Услужливо положил бумагу на книгу, чтобы удобнее было писать. ...

Есенин начал возмущаться: 

— При чем тут согласие, что за вздор? При чем тут подписка? Что это — подписка о невыезде, что ли? 

Крученых продолжал просить. Есенин, саркастически ухмыляясь, написал под диктовку Крученых эту фразу».

Насколько серьезен был Крученых в нападках на Есенина? Не мог же он не видеть, где золото поэзии. Критик Шамшурин, имеющий с ним на этот счет разговор, спросил впрямую, — сам ли Алексей Елисеевич эти книги написал. Крученых ответил, что многое в книжках идет от его секретаря. 

Впрочем, авторство Крученых уже и не так важно, поскольку «Чорные тайны Есенина», поведанные им, забыты, как забывается все скучное и сиюминутное. 

Ошибка

В этом журнале запрещены анонимные комментарии

Картинка по умолчанию

Автор записи увидит Ваш IP адрес