ygashae_zvezdu

Categories:

КОГО И ЗАЧЕМ ПУБЛИКОВАЛ ТВАРДОВСКИЙ?

18 декабря ушел из жизни Александр Трифонович Твардовский (1910 – 1971).

Автор «Василия Теркина» остался в истории литературы не только как поэт первого ряда, но и редактор гениальный. В два захода, с 1950 по 1954 и с 1958 по 1970 годы, он стоял во главе журнала «Новый мир».

«Новый мир» Твардовского перешагнул границы собственно литературы, сделавшись событием жизни общественной. Тем не менее, предлагаю вспомнить самые значительные произведения прозы, Твардовским опубликованные, стараясь понять: почему редактор обратил внимание на того или иного писателя и почему эти повести и рассказы актуальны до сих пор.

Пойдем по хронологии публикаций.

АЛЕКСАНДР СОЛЖЕНИЦЫН – «ОДИН ДЕНЬ ИВАНА ДЕНИСОВИЧА» (№11 за 1962 год)

У Твардовского были раскулачены и сосланы родители, четверо братьев, две сестры. Сам он избежал лагеря чудом и всю жизнь испытывал вину за это свое благополучие, считая долгом донести правду о репрессиях. Потому он встретил появление Солженицына, как нечто долго ожидаемое.

Номер «Нового мира» с «Одним днем Ивана Денисовича» (на мой взгляд, эта повесть, так и осталась Солженицыным непревзойденной) вызвал резонанс, который сейчас трудно представить. 

В лице одновременно смирного и бойкого Ивана Денисовича Солженицын выявил квинтэссенцию русского характера, для которого нередко самым главным является потребность выжить, приспособившись к адовым обстоятельствам. Сие, кстати, объясняет - почему мы выиграли в мировой бойне, но проиграли собственному государству.

КОНСТАНТИН ВОРОБЬЕВ – «УБИТЫ ПОД МОСКВОЙ» (№2 за 1963 год)

Фронтовик Твардовский особо пристально рассматривал произведения о войне. Как он считал, - и здесь вся правда не сказана.

Прошедший плен и партизанский отряд Константин Воробьев написал повесть о гибели роты кремлевских курсантов в ноябре 1941 года, взяв в качестве эпиграфа строки Твардовского из стихотворения «Я убит подо Ржевом…» Отбросив шапкозакидательский пафос, Воробьев поведал, как смерть ходила рядом, подводя к мысли – какова цена нашей победы и почему до сих пор 9 мая на глазах большинства слезы. 

ВАСИЛИЙ ШУКШИН – РАССКАЗЫ (семь публикаций с 1963 по 1970 годы)

Выходец из крестьян Твардовский не проходил мимо рукописей людей, что вытягивали себя к культуре из народной гущи. Так он открыл Шукшина.

«Стёпка», «Вянет, пропадает», «Раскас», «Чудик», «Срезал», «Крепкий мужик» - все это впервые опубликовано в журнале Твардовского.

Какое-то время казалось, что один из самых популярных авторов позднего СССР потерял актуальность. Но русская история циклична и вопрос заданный Шукшиным: «Что же с нами происходит?» звучит вновь. И в поисках ответа снова снимаются с полок шукшинские книги.

ВАЛЕНТИН КАТАЕВ – «СВЯТОЙ КОЛОДЕЦ» (№5 за 1966), «ТРАВА ЗАБВЕНИЯ» (№ 3 за 1967)

Одно из качеств хорошего редактора, - ему может претить то или иное произведение, но если он чувствует его нужность читателю, то ставит в набор. Твардовскому не нравились стилистические поиски Катаева (он вообще модерн не очень приветствовал), что не помешало ему напечатать «Святой колодец» и «Траву забвения». 

Катаев, возможно, последний результативный революционер советской литературы, предложивший на склоне лет течение «мовизм» (от фр. mauvais «плохой, дурной»). Конечно, название сплошное кокетство, ибо написаны поздние вещи Катаева просто прекрасно. Он протягивает нитку в прошлое, настаивая на своем внутреннем родстве с Буниным и доказывая, - трава забвения не всесильна, поскольку культура бессмертна.

ЮРИЙ ТРИФОНОВ – «ОБМЕН» (№12 за 1969 год)

Твардовскому порой доводилось отказывать в публикациях авторам исторических повестей, с мотивировкой, что, мол, журнал придерживается современной тематики.

Именно современная тематика привлекла редактора в романе «Студенты» выпускника Литературного института Юрия Трифонова. Громкий дебют молодого автора пришелся на 1950 год, а вот дальше дела у Трифонова стопорнулись, он долго не мог пробиться к себе, настоящему. С Твардовским сложились отношения напряженные, полные незаживающих ран. Однако, почти 20 лет спустя, Трифонов отдал Твардовскому повесть «Обмен», и с этой повести началась слава главного писателя интеллигенции 1970-ых. 

«Обмен» горькое повествование о том, что мы все совершаем ежедневное предательство идеалов на жирненький кусочек быта. «Обмен» - свидетельство начала агонии СССР, страны, которую сожрали вещи. Трифонов поставил диагноз: революционные идеалы больше не работают; остается лишь ждать, когда все рухнет.

Сам он до разрушения не дожил, оставив нам и другие пророчества скорой гибели. «Долгое прощание», «Дом на набережной», «Другая жизнь» - называются они.

Такова моя пятерка прозы, напечатанной Твардовским в бытность его главным редактором «Нового мира».

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded