ygashae_zvezdu (ygashae_zvezdu) wrote,
ygashae_zvezdu
ygashae_zvezdu

Categories:

ЖЕРТВЫ ФЕЛЬЕТОНИСТА

20 ноября 1923 года родился журналист Илья Шатуновский. В историю отечественной культуры он вписал свое имя в 1958 году, когда росчерками бойкого пера испохабил сразу три судьбы.

Шатуновский был штатным фельетонистом «Комсомольской правды». Писал живо, местами не без юмора.
Особо урожайным, как я уже сказал, выдался для него 1958 год.

22 июня вышла статья Шатуновского и Фомичева «Ещё раз о «звездной болезни». Речь в ней шла о футболисте Эдуарде Стрельцове. В феврале того же года «Комсомолка» обращалась к личности Стрельцова, опубликовав фельетон Семена Нариньяни «Звездная болезнь». Речь там шла о моральном облике футболиста, который много чего себе позволял.
Стрельцов не внял предупреждению. К моменту появления второго фельетона он стал обвиняемым по процессу изнасилования. Через месяц парню 21 года «впаяют» 12 лет.
Фельетон Шатуновского с соавтором грамотно готовил общественное мнение, опуская великого футболиста с небес на землю.

17 сентября того же года Шатуновский с другим соавтором (Суконцевым) открыл травлю Марка Бернеса.
Атака, надо заметить, была массированной. В «Правде» выступила тяжелая артиллерия в виде композитора Георгия Свиридова. Тот написал статью, чье название говорит само за себя: «Искоренять пошлость в музыке».
Шатуновский и Суконцев были более конкретны. Творчество Бернеса их не интересовало. Дело шло о вопиющем общественном поведении певца. Назывался фельетон «Звезда на «Волге». Бернес действительно «подставился» вступив на оживленной дороге в схватку с орудовцем.

«Но инспектору и в этот раз удалось догнать автохулигана. Открыв дверцу, Борис Аксенов (орудовец – прим. авт.) вскочил на подножку и попытался выдернуть ключ зажигания. Но водитель оттолкнул его и прибавил скорость. Разогнав машину, он несколько раз и без видимой надобности нажимал на тормоза, явно намереваясь сбросить инспектора на мостовую. Между тем машина промчалась по площади Дзержинского, выехала на Неглинную… Трудно сказать, чем бы это могло кончиться, если бы на Петровке путь «Волге» не преградил стоящий транспорт. Старшина стал впереди машины, предлагая водителю выйти из кабины.
– Прочь с дороги, а не то задавлю, – крикнул хозяин автомобиля.
И тотчас же свою угрозу подкрепил действием: ударил Аксенова передним буфером…»

Говорят, что поводом к статье послужила ревность главного редактора «Комсомолки» зятя Хрущева Алексея Аджубея. Он и Бернес добивались благосклонности актрисы Изольды Извицкой, и попутчицей Бернеса в той злополучной поездке была она.
Во всяком случае, уголовное дело удалось развалить, но три года всенародно любимому певцу трепали нервы, не допуская к эстраде.

Под занавес года Шатуновский порезвился еще раз, выстрелив на пару с Борисом Панкиным фельетоном в Людмилу Гурченко. Она тогда подрабатывала «левыми» концертами. Да и не только она. В фельетоне «Чечетка налево» упоминались имена и других артистов: Константина Сорокина, Михаила Кузнецова, Сергея Мартинсона. Но основной удар пришелся на молодую, начинающую актрису, которую после «Карнавальной ночи» боготворила страна.

«Еще год назад комсомольцы Института кинематографии предупреждали увлекшуюся легкими заработками Людмилу Гурченко. Ее партнеров наказали тогда очень строго, с Людмилой же обошлись мягко: все-таки талантливая, снималась в главной роли, неудобно как-то. Снисходительность товарищей не пошла молодой актрисе впрок. Для виду покаявшись, она вскоре снова отправилась в очередные вояжи. Концерт в клубе шпульно-катушечной фабрики... Концерт в Подрезкове. Концерт в Апрелевке. Концерт в Дубне... И в помине нет уже у начинающей двадцатидвухлетней артистки робости перед зрителем, того душевного трепета, который переживает каждый настоящий художник, вынося на суд зрителей свое творчество.
Какое уж тут творчество! Людмила снова и снова рассказывает эпизоды из своей биографии, а так как говорить-то ей, собственно, пока не о чем, и сделано ею еще очень мало, она дополняет этот рассказ исполнением все тех же песенок из кинофильма «Карнавальная ночь».

После этого фельетона Гурченко пришлось по существу восстанавливать карьеру наново. И заняло это пятнадцать лет!

Но и Шатуновский больше не работал так результативно, хотя фельетонничал вплоть до перестройки.
Ему хватило ума на акт гражданского мужества, когда он отказался освещать процесс Синявского и Даниэля.
Но снова взыграло ретивое, когда он «пошел горой государства» на сына Сергея Есенина. Есенин – Вольпин будучи видным диссидентом опубликовал на Западе сборник стихов. Шатуновский откликнулся на него фельетоном в «Огоньке» с незамысловатым названием «Из биографии подлеца».
Вольпину терять было нечего. Он подал на Шатуновского в суд. Естественно, проиграл.
 
Вообще Шатуновский за свои фельетоны становился ответчиком 34 раза. И все разы был оправдан. Еще бы… Судились не с Шатуновским. А с политикой государства.

Умер в 2009. Успев написать интересные, говорят, мемуары. В сети их нет, а жаль. Я бы почитал. Ведь писал Шатуновский отнюдь неплохо. Правда становится героем его произведений не пожелаешь и врагу.
Tags: =, кино, литература, спорт, черная метка
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments