ygashae_zvezdu

Category:

ПРИДВОРНЫЙ ПОЭТ ЕСЕНИН

Начало тут:

ЕСЕНИН 1: СИРОТА ПРИ РОДИТЕЛЯХ

ЕСЕНИН 2: СМЕРТЕЛЬНЫЙ ЗАМЕС

ЕСЕНИН 3: МАТЬ + СЫН И МИНУС ПАПА

О ЧЕМ БЛОК ПРЕДУПРЕЖДАЛ ЕСЕНИНА

ПОЧЕМУ ЕСЕНИН ЧУТЬ НЕ ПОБИЛ ГОРОДЕЦКОГО

В сериале о Есенине мы вплотную подошли к фигуре Клюева. Сквозь массу мемуаров он пронесся, как человек, несомненно, влияющий на Есенина, причем, не в лучшую сторону. Но ведь в чем штука, сам Есенин отзывался о Клюеве с почтением, признавая его учителем, которого перерос.

С началом перестройки Клюева пытаются поставить на котурны, договариваясь в запале до утверждений, что как поэт он выше и глубже Есенина. Может быть, о вкусах не спорят. Для меня Клюев поэт, несущий с собой непонятную большинству культуру Заонежья, хлыстовства и староверческих скитов. Главного есенинского козыря, - непосредственности, - он лишен напрочь. Все очень мудрёно, книжно и с вывертом. Говорю о дореволюционном Клюеве. Поздний, напитавшись реальным изгойством, познав ссылку и голод, обрел другие интонации.

Дружба-вражда Есенина и Клюева сложная тема, достойная литературоведческих разборов. В рамках поста мы остановимся только на том, как в результате тесного общения с Клюевым Есенин потерял всё наработанное, очнувшись к Февральской революции банкротом.

Познакомившись с Есениным, Клюев быстро рассорил того с Городецким (ПОЧЕМУ ЕСЕНИН ЧУТЬ НЕ ПОБИЛ ГОРОДЕЦКОГО), нашел издателя для первой есенинской книги и поселил юношу у себя. Денно и нощно он вбивал в парня мысль, что со столичной поэтической братией им не по пути. 

И Клюев был прав. Завоевавший махом крестьянским происхождением поэтический Олимп, Есенин не знал, куда двигаться дальше. Маска крестьянина отыграна, сборник «Радуница» собрал восторги, а его автор продолжал писать в том же духе. Есенин чувствовал застой. Удачный дебют не гарантировал почивания на лаврах. Поэтический Петербург жил по принципу эстрады, - нет свежих стихов или повторяешься, так мы найдем новое развлечение, а ты ступай вон, в Константиново. Жестоко? Но ведь ты в маске, в маске зашел, а она надоела. Так буквально на глазах Есенина теряли аудиторию Северянин и футуристы. Да что там Северянин с футуристами? Городецкий провалился на втором сборнике, да и Клюев после дебюта надоел. Альянс с Есениным давал «ладожскому дьячку» второе дыхание. 

Куда же конкретно тянул Есенина Клюев?

Во дворец…

17 марта 1915 года был утвержден устав «Общества возрождения художественной Руси». Целью общества провозглашался пиар древнерусской культуры путем лекций, книжных изданий, выставок. Возглавлял сей маскарад патриотизма Дмитрий Ломан, состоящий при государыне Александре Федоровне. Также бравый военный ведал санитарными службами Царскосельского госпиталя и руководил строительством Феодоровского городка. 

По словам Клюева, он с Есениным попал к Ломану через Распутина. Сопроводительное письмо гласило: «Милой, дорогой, присылаю к тебе двух парешков. Будь отцом родным, обогрей. Робяты славные, особливо этот белобрысый. Ей Богу, он далеко пойдёт».

Так все это случилось, или Клюев интересничает (в другом случае, он говорит, что с Ломаном его свела исполнительница русских народных песен Надежда Плевицкая), но адъютант, познакомившись с «парешками», решил устроить выступление «сказителей» перед царской фамилией.

7 января 1916 года Есенин и Клюев выступили в Марфо - Мариинской госпитальной общине перед сестрой императрицы Елизаветой. 12 января концерт повторился у нее дома. Елизавета Федоровна осталась довольна. «Сказители» получили в подарок серебряные иконки и Евангелие. 

На этом чтении присутствовал художник Михаил Нестеров. Он вспоминал: 

«Начал молодой: нежным, слащавым голосом он декламировал свои стихотворения. Содержания их я не помню, помню лишь, что все: и голос, и манера, и сами стихотворения показались мне искусственными».

Наверное, парочка, действительно выглядела наряжено. Бархатные кафтаны, сафьяновые сапожки… Если перед царской фамилией маскарад был уместен, то на концерте в «Обществе свободной эстетики» Клюев и Есенин провалились. Именно с этого момента пошел отсчет критических высказываний в их адрес, а Есенин занял место клюевского подголоска, личности несамостоятельной.

Но деваться ему от Клюева было некуда. Сергею грозил призыв в армию, и Клюев выбил «жавороночку» место при военно-санитарном поезде Ломана. В перерывах между поездками Есенин воевал в лазарете, где неоднократно сталкивался с дочерьми царя. Всеволод Рождественский зафиксировал для истории его жалобы: 

«И пуще всего донимают царские дочери – чтоб им пусто было. Приедут с утра, и весь госпиталь вверх дном идет. Врачи с ног сбились. А они ходят по палатам, умиляются, образки раздают, как орехи с елки. Играют в солдатики, одним словом. Я и «немку» два раза видел. Худая и злющая. Такой только попадись – рад не будешь. Доложил кто-то, что вот есть здесь санитар Есенин, патриотические стихи пишет. Заинтересовались. Велели читать. И читаю, а они вздыхают: «Ах, это все о народе, о великом нашем мученике-страдальце…» И платочек из сумочки вынимают. Такое меня зло взяло. Думаю – что вы в этом народе понимаете!»

Перед императрицей Есенин выступал 22 июля 1916 года в концерте, данном в честь тезоименитства младшей дочери императора. Он прочитал стихотворение «Русь» и, написанное по заказу Ломана, приветствие царевнам. 

В багровом зареве закат шипуч и пенен,

Березки белые горят в своих венцах.

Приветствует мой стих младых царевен

И кротость юную в их ласковых сердцах.

Где тени бледные и горестные муки,

Они тому, кто шел страдать за нас,

Протягивают царственные руки,

Благословляя их к грядущей жизни час.

На ложе белом, в ярком блеске света,

Рыдает тот, чью жизнь хотят вернуть…

И вздрагивают стены лазарета

От жалости, что им сжимает грудь.

Все ближе тянет их рукой неодолимой

Туда, где скорбь кладет печать на лбу.

О, помолись, святая Магдалина,

За их судьбу.

Царица получила от Есенина в подарок переплетенную «Радуницу» и отдарилась часами работы Павла Буре. 

Эскапады крестьянских поэтов взбесили литературный мирок, вечно находящийся к царскому в оппозиции. Георгий Иванов вспоминал:

«Кончился петербургский период карьеры Есенина совершенно неожиданно. Поздней осенью 1916 года вдруг распространился и потом подтвердился «чудовищный слух»: — «Наш» Есенин, «душка-Есенин», «прелестный мальчик» Есенин — представлялся Александре Федоровне в царскосельском дворце, читал ей стихи, просил и получил от императрицы разрешение посвятить ей целый цикл в своей новой книге!

Не произойди революции, двери большинства издательств России, притом самых богатых и влиятельных, были бы для Есенина навсегда закрыты. Таких «преступлений», как монархические чувства,— русскому писателю либеральная общественность не прощала».

Иванов впроходь задается вопросом: чего хотел Есенин, какие надежды питал? Думаю, никаких. Если Клюев в мечтах видел себя на месте Распутина, то Есенин просто пользовался удобным положением военной службы при  госпитале, а не на реальном фронте. Поэзию не обманешь, - нигде, кроме заказных стихотворений, нет у Есенина упоения монархией. Более того, именно в 1916 году Сергей нащупывает новый образ хулигана-бунтаря взамен херувимного отрока. 

Существовала еще одна черная метка, выданная Есенину из-за общения с Клюевым. Миколай не скрывал своих противоестественных сексуальных пристрастий, которые в наше время возводятся в достоинство. Показное внимание к «жавороночку», «голубочку», «свет - Сереже» трактовалось окружающими вполне прямолинейно. 

Вопрос, - имел ли четырежды, как минимум, женатый Есенин сексуальные отношения с мужчинами, — не важен. В стихах, опять же, не отразилось. Только в послании к Мариенгофу любители разглядеть «клубничку» там ее узревают, но это все.

Факт остается фактом: к Февральской революции, с падением монархии Есенин очутился на бобах, за что мог сказать персональное спасибо Клюеву. В мае 1917 года они холодно расстались, чтобы не видеться шесть лет и заочно отпускать колкие замечания в адрес друг друга.

Однако, выдававший Есенину угрозу непечатания Жоржик Иванов, не учитывал такого важного момента как поэтическое развитие. К революции Есенин нашел новую маску, которая вывела его из тени Клюева, обеспечила мировой славой, приросла к лицу и привела к виселице. 

Но об этом мы еще поговорим.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded