ygashae_zvezdu

Category:

"РАЗВЕ ТАК ПОЭТА НАДО БЫ ПОЧТИТЬ?". СТИШКИ НА СМЕРТЬ СЕРГЕЯ ЕСЕНИНА

28 декабря 1925 года повесился в гостинице «Англетер» Сергей Есенин.

Ах, какими стишками проводили в последний путь Сережу коллеги по поэтическому цеху!

Расскажу именно о свежих, непосредственных стихотворных откликах (1926-1929 годов), когда Есенин не забронзовел и масштаб его ощущался настолько смутно, что многие принялись себя с Сережей равнять.

Самым знаменитым откликом на его смерть стало стихотворение Маяковского «Сергею Есенину». Да, оно декларативно, но так, в данном случае, надо было. Маяковский решал общественную задачу, разъясняя очевидное: «В этой жизни умирать не трудно, сделать жизнь значительно трудней». 

Ведь в среде неуравновешенных смерть Есенина выглядела ужасть как романтично. Всколыхнулся вал подражаний. Под последние строчки Сергея: «В этой жизни умирать не ново, но и жить, конечно, не новей» стрелялись – вешались – травились – закалывались. Всех превзошла подруга Есенина Галя Бениславская, самоубившись непосредственно на могиле поэта. 

Маяковский противопоставил есенинским стихам свои, ничуть память Есенина не оскорбив. 

ИОСИФ УТКИН
ИОСИФ УТКИН

Сравните, например, его классическое «Сергею Есенину» с ныне маловедомым стишком Иосифа Уткина, который подпёр немудреные размышля авторитетным эпиграфом из Горького: «...У людей, которым не по душе кипенье и цветенье отчизны, которые сами себя признают негодными для того, чтобы жить и работать, нельзя отнимать права умереть...».

Моралите Уткина таково:

…Нам всем дана отчизна 

И право жить и петь, 

И кроме права жизни – 

И право умереть.

...

Есть ужас бездорожья, 

И в нем - конец коню! 

И я тебя, Сережа, 

Ни капли не виню. (и на том спасибо, - прим. авт.)

Бунтующий и шалый, 

Ты выкипел до дна. 

Кому нужны бокалы, 

Бокалы без вина?.. 

Кипит, цветет отчизна, 

Но ты не можешь петь! 

А кроме права жизни,

Есть право умереть.

Вот именно на таком контрасте и следует оценивать шедевр Маяковского. 

А ГЕРАСИМОВА ЗАЧЕМ ПУСТИЛИ?
А ГЕРАСИМОВА ЗАЧЕМ ПУСТИЛИ?

Владимир Владимирович удержался еще от одного мотива слишком для надгробных посвящений Есенину характерного. А именно: «Есенин и мое место в поэзии».

Лидер пролетарских поэтов Михаил Герасимов в стихотворении «О чем тоскуешь, ветер мудрый…» выдал офигительно двусмысленное в своей безграмотности четверостишие:

Своею солнечной головкой
Бросал нас в творческую дрожь.
Вдруг с неба снежные верёвки
Мне шею захлестнули тож.

Ладно, оставим «солнечную головку», вдоволь посмеявшись. А насчет шеи, захлестнутой тож, удивимся: «Ты-то тут при чем?». 

Ну как же… мы же тоже… энто… в рифму… творчески дрожим…

ГОРОДЕЦКИЙ И ЕСЕНИН
ГОРОДЕЦКИЙ И ЕСЕНИН

Что Герасимов, если люди, знавшие Есенина близко, и, следовательно, долженствующие понимать его масштаб и те сорвались на писк лилипута перед Гулливером: «И я! И я!».

Сергей Городецкий (ПОЧЕМУ ЕСЕНИН ЧУТЬ НЕ ПОБИЛ ГОРОДЕЦКОГО), в некотором роде давший Есенину старт, разродился стихотворением «Могила поэтов», где обращался к городу Питеру, аттестуя его кладбищем пятерых поэтов. Первым по хронологии Городецкого Питер убил Пушкина, пятым - Есенина. Не очень длинный, но все равно поэтически затянутый перечень заканчивается размышлением: 

Довольно. В каменные ночи,
Мы новой жертвы не дадим,
Мы победим тебя. А, впрочем,
Не мне ли быть твоим шестым?

То есть, иерархия строится так, что начиная с Пушкина не хило закончить  Городецким. Городецкий, ввернув молодцеватое «впрочем», не против. Не Есениным же, в самом деле, заканчивать.

КАЗИН И ЕСЕНИН
КАЗИН И ЕСЕНИН

А основной посыл Василия Казина (СЫН ВОДОПРОВОДЧИКА), с которым Есенин часто выступал, поскольку тандем «Крестьянский сын энд Сын водопроводчика» был эстрадно эффектен, таков: 

Эх, Сергей, ты сам решил до срока 

Завершить земных волнений круг... 

Знал ли ты, что станет одинока 

Песнь моя, мой приумолкший друг!

Песнь Казина, помилуй Бог, которого ныне читают только специалисты (как и Городецкого, впрочем). Говорю же, за пеной дней масштаба не чувствовали. И стыда. И что смешно будет.

Петр Орешин пошел дальше Казина и Городецкого. Тоже крестьянин он прямо заявил стихотворением «На караул»: «Ребяты, а теперь вместо Есенина у вас буду я!». Впрочем, абсолютно вся крестьянская пишущая братия относилась к Есенину ревниво, считая его славу незаслуженной. Орешин, Клюев, Клычков расходились только в вопросе: «Чье именно место Есенин занимает?». Каждый считал, что его.

Орешинский «На караул» приведу полностью. Из такой песни - нямки слово выкинуть жалко. 

Сладкопевец мудрый

Утонул в снегу.

Золотые кудри

Песней сберегу.

Аржаное знамя

По снегам равнин

Вольными руками

Понесу один.

Свистом молодецким,

Перезвоном крыл

Стороне советской

Подогрею пыл.

Хорошо ли, худо ли.

В славе наша рать.

Мне ли надо удаль

Где-то занимать?

Сон хороший снился

Во сыром бору.

Соколом родился,

Соловьем умру!

Край берез и воли!

Позабыв разгул,

Я сегодня в поле

Стал на караул.

Это не измена

И не дикий пляс,

Это только смена

На короткий час!

ВАСИЛИЙ КНЯЗЕВ
ВАСИЛИЙ КНЯЗЕВ

Закончить хочется отрывком удивительного стихотворения пролетарского поэта Василия Князева. Тот нашел, чем похвастаться: в ночь с 28 на 29 декабря Васе посчастливилось сторожить тело Есенина в морге. 

Процитирую готичный отрывок:

 За окном — пустынный белый двор;
Дальше — город в полумраке синем…
Я да трупы — больше никого —
На почетном карауле стынем…
 

 Вон Беляев… кровью залит весь…
Мальчик, смерть нашедший под трамваем.
Вон еще… Но всех не перечесть;
Все мы труп бесценный охраняем…
 

Где-то в 1960-ых масштаб вошедшего в школьную программу Есенина стал зримым. Стихотворения современников его славы принялись отличаться элегической беззубостью. Восторжествовал мотив: «А ты все равно жив!»

Но даже это обстоятельство не смогло сделать из Сергея Есенина манекен…

И в формате этого блога у меня будет о нем еще много постов

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded