Golden Entry

Category:

ПАМЯТИ ЕВГЕНИЯ ДВОРЖЕЦКОГО

Ровно 20 лет назад, 1 декабря 1999 года трагически погиб Евгений Дворжецкий. 

Представляю вам воспоминания о нем своего друга Ильи Рубинштейна, - выпускника ВГИКа, сценариста и режиссера, члена Союза Кинематографистов.

Написано и поставлено Ильей столь много, что мне стоило огромных трудов выбрать самое мое заветное и любимое.

И все же, вот он выбор.

Лучшая книга: «Мы жили в семьдесят девятом».

Лучший поставленный сценарий: фильм «Папа» по пьесе Галича «Матросская тишина».

Лучший фильм, как режиссера художественного фильма: «Май».

Лучший фильм, как режиссера документального кино: «Французский сон».

Итак, передаю слово Илье.

Я не входил ни в ближний круг Женьки, ни в средний, но, тем не менее, мы работали вместе полтора года. Делали программу «Про фото» на канале «Культура». Женька был ведущим, Валя Донсков, мой друг и ВГИКовский однокурсник - режиссером, я сценарии писал. Потом, когда Валя ушел я стал и писать и режиссировать на пару с Колей Дуженковым.

С Владиславом они братья только по отцу, мамы разные. И когда родился Женька, Владислав, уже взрослый мужик, прислал отцу телеграмму: «Я слышал, у вас опять мальчик?»

ЕВГЕНИЙ С ПАПОЙ.
ЕВГЕНИЙ С ПАПОЙ.

Отец был для Жени абсолютный, непререкаемый авторитет, чьего мнения он боялся. Когда Женя первый раз вернулся в Горький, не поступив на актерский, Вацлав Янович сказал: «Больше поступать не будешь, не позорь фамилию». А парень ведь не на творческих турах завалился, на сочинении. 

Поехал поступать второй раз. Творческие туры прошел, остались общеобразовательные предметы и тут умирает Владислав. Мама Евгения, Рива Левите, была на гастролях. Вацлав Янович один остался в Горьком. И все боялись ему о смерти сына сообщить. Как сообщить? По телефону нельзя, почти семидесятилетний старик и никого рядом, мало ли какая реакция. Выдернули Женьку с экзаменов.

Он приехал, зашел домой. Отец сидел, ел гречневую кашу. Женя говорит: «Папа, Владик умер!» А он посмотрел так на него, реакция на смерть тоже ведь непредставимая, «А, - говорит, - все это ерунда, слухи!». И стал продолжать есть кашу. Потом, конечно, до него дошло, но первая реакция была такая, самозащитная.

Меня в этой истории поразило другое. Я представил семнадцатилетнего мальчика, который едет целую ночь в этом поезде, глаз не сомкнув, для того чтобы сообщить отцу о смерти брата. Мое глубокое убеждение, что эти восемь часов в поезде доформировали костяк Жениного характера. Человеческую, мужицкую закалку он получил тогда. На экране впечатление обманчивое. Женя в большинстве фильмов утонченный такой парнишка. А у него начало было очень мужское и очень харизматичное. 

Ему эта закалка в профессии помогла. Несмотря на вроде удачную карьеру Женя пробивался ведь очень сложно. Очень долго искал свой театр. Сколько людей сломалось, ушло из профессии. А он остался, поскольку бил в одну цель, знал, что ему нужно, чувствовал свое призвание, возможности. 

Хрупкий-хрупкий, а я помню, мы что-то отмечали в студии после съемок, взяли вина. И нет штопора. Женя не пил, был за рулем, просто сидел за столом, он вообще со всеми на равных держался, с операторами, гримерами. Смотрел на нас, смотрел и говорит: «Дайте сюда бутылку!» И тут я обратил внимание: точеная фигура Жени и мощнейшие руки. У него была совершенно непропорциональная ладонь. Бутылка тонет в его руке, он бьет по горлышку и пробка вылетает.

"УЗНИК ЗАМКА ИФ"
"УЗНИК ЗАМКА ИФ"

В работе за каждую букву цеплялся. За день-два до съемки я оставлял на вахте театра сценарий. К съемкам Женя знал эти пять листов назубок, без этих актерских штучек, - суфлер, заглядывание в текст. 

Снимали в студии на Таганке, это не Останкино, там не было ничего. Ни раздевалок, ни гримерной. И Женя все время носил с собой костюм. Казалось бы, ну надень куртку, у нас не политическая программа. Нет, он на каждую съемку привозил костюм, смокинг. И никогда не опаздывал, - ни на секунду. 

"ТАНЦПЛОЩАДКА"
"ТАНЦПЛОЩАДКА"

С этим фанатизмом точного времени мне пришлось столкнуться. Женя тогда единственный раз на меня наорал.

Он мне две клички дал: «Достоевский» и «Шлимазл». «Шлимазл», типа «босяк», «ходячее недоразумение» в переводе с идиша. 

Спонсором программы «Про фото» сначала была фирма «Кодак». И вот назначили нам встречу, прием. Рано назначили, часов на десять утра. Я опоздал. 

Это даже не совсем рабочий момент, нас просто собрали сказать «Спасибо», подарки вручить. 

Вышли с приема и тут Женька так меня понес: «На такие встречи нельзя опаздывать! Как мы будем работать дальше, я даже не знаю!» Я говорю: «Да ладно, обошлось все!» - «Да нет, не обошлось!» Подходим к его машине, мы с Валей договорились, что пойдем пить пиво и Женя должен был довезти нас до ближайшего кафе. Но как сесть в машину к нему после такого разноса? Всё, враги на всю жизнь! Я стою, закурил. И тут Женя высовывается из окна: «Ну что, шлимазл пиво едешь пить!»

"ГРАФИНЯ ДЕ МОНСОРО"
"ГРАФИНЯ ДЕ МОНСОРО"

С выбором ведущего, почему еще не ошиблись: Женя обожал технику. У него всегда был фотоаппарат самой последней модели, самый накрученный. Навороченный компьютер, сканер, Женя был в курсе всех новинок. И когда он ушел, вот меняется техника, новая версия такой – то программы вышла, новая версия такой, 3D. И думаешь: «Как жалко, что он вот до этого не дожил». Мало того, что на взлете карьеры погиб, так я еще представляю, как бы он радовался всем этим современным прибамбасам техническим. Уже не говоря о том… В общем, я на сто процентов уверен, что Женька с его талантом, фактурой и харизмой сегодня был бы в числе самых востребованных актеров и в кино, и на театре. Дико, горько до комка в горле – ведь он ушел так нелепо буквально за пять минут до наступления своего времени. И все эти два десятка лет я очень часто о нем думаю. 

А один раз со мной даже было… не знаю, как это назвать… легкое помутнение что ли. Мы поехали с Давидом Карапетяном в Армению, сделать для его книги фотографии мест, где он бывал с Высоцким. Фотографировал, в основном, я. Вернулись, Давид фотографии распечатал, и говорит: «Блин, какие классные снимки!» Я посмотрел, действительно хорошие фотки вышли, особенно одна – снятая в режиме церквушка на фоне гор. И я говорю Давиду: «Слушай, сейчас Женьке позвоню! Вот это ему показать не стыдно!»… А Женьки уже пять лет не было. 

ИЛЬЯ РУБИНШТЕЙН И ДАВИД КАРАПЕТЯН
ИЛЬЯ РУБИНШТЕЙН И ДАВИД КАРАПЕТЯН

В память Жени мы сделали фильм с Валей Донсковым и Тимуром Хрюкиным. За основу взяли съемки Жениного сорокалетия, которое отмечалось уже после его смерти. Перебили всё не вошедшими в передачу «Про фото» дублями со смешными оговорками, которые, понятно, в программы не вошли. За кадром звучали песни «Чижа» (Сергея Чигракова), которого Женя очень ценил. 

Когда Дибров пригласил жену Жени Нину Дворжецкую в передачу «Антропология» она туда с фильмом этим пришла и его целиком перед их разговором о Жене показали.

А буквально через день-два на Женину годовщину Нина собрала в театре поминальное застолье. И где-то посередке этого застолья решила меня Диброву представить, не зная, что мы знакомы. Я фильм о программе «О, счастливчик» делал, которую Дмитрий тогда вел и мы с ним под камеру смены три-четыре проговорили. Ну и стоим мы с ним и с Ниной, курим, о чем-то разговариваем. А потом Нину кто-то отозвал. И я, чтобы разговор поддержать как-то, спрашиваю: «Дима, а вы фильм-то о своем шоу видели?» «Да, посмотрел, - говорит он без энтузиазма, - но если б ты видел, какой ребята фильм памяти Женьки сделали!» На пару секунд впав в легкий ступор, я сказал Диброву: «Фильм этот видел, действительно, очень хороший». И почему-то (вот почему – не знаю до сих пор), так и не признавшись в авторстве и этого фильма, вернулся за стол, сел на свое место, налил рюмку и в одинаре выпил за Женьку. 

Обычное дело, когда происходит трагедия, начинаешь вспоминать, цепляешься, - а вот почему это случилось, вот, вот плохой знак! Я помню, он привез нам подарок, книжка вышла «Династия», о Дворжецких, Женя каждому в группе экземпляр надписал. На обложке портрет Вацлава Яновича, Владислава и Женькин. И оператор наш, Ира, едва Женя вышел переодеваться в свой строгий черный костюм, говорит: «Зачем же он рядом с покойниками фотографию свою поставил?» 

Это была предпоследняя съемка. 

Через два дня Жени не стало.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded