ygashae_zvezdu

НА ЧТО ШВЫРЯЛ МОНЕТЫ СОВЕТСКИЙ РЕБЕНОК

28 августа 1994 года Центробанк России объявил, что время копейки кончилось, ее съела инфляция. 

Вот не помню цен тех лет, они постоянно менялись, да и каждая палатка клеила свои суммы. Зато помню, что в карманах постоянно мусолилась куча мятых денежных купюр. В отличие от детства, когда в карманах звенела мелочь.

Сегодня хочется вспомнить о тех твердых ценах и на что та или иная монета тратилась.

Учитывать буду только ходовую мелочь, о юбилейных рублях как-нибудь в другой раз.

Время и место действия: 1980-ые, Москва.

С одной копейкой лично мне делать было нечего. В копейку ценился номер газеты «Пионерская правда», но ее по подписке клали в ящик три раза в неделю. Причем, помню только два момента, когда «Пионерку» реально читала вся школа. Происходило это во время публикации вещей Кира Булычева «Лиловый шар» и «Конец Атлантиды».

Копейку стоил коробок спичек… В момент жуткого к ним интереса я еще ходил пешком под стол, а потом всегда мог стибрить коробок дома, где спички держали штабельной упаковкой. А так бы, конечно, покупать пришлось, - пусть я не курил, но костры жег регулярно настолько, что плакат «Спички детям не игрушка» воспринимал с недоумением, - как это не игрушка? Даже дома я порой позволял себе набить унитаз туалетной бумагой и черкануть. Не игрушка, говорите…

Единственная копеечная покупка, которая вспоминается, - лист миллиметровки для уроков понадобился. 

Две копейки - фольклор СССР. Когда клип на песню Барыкина с рефреном «Две копейки пустяк, две копейки нужны» показали в «Утренней почте» мечущийся певец, пристающий в кадре к прохожим: «Граждане, две копейки не найдется?», был очень понятен. В то время я перенес сложные переговоры с девушками в телефонную будку, — мне исполнилось тринадцать, любопытные уши домашних нервировали, тем паче, если в свидании получался отказ. 

Позвонить с улицы тоже было проблемой, - в шаговой доступности всего три будки, то у телефона оторвана трубка, то возле тусуется шпана. Представляете отчаяние, если и телефон работает, и рядом никого и вдруг, бац!, заветной монеты среди мелочной груды нет.

Три копейки - это напиться. Каждый летнее утро меня отправляли за квасом. На сорок копеек я брал три литра (12 копеек литр) и «маленькую» (стакан за три копейки), копейка оставалась от сдачи. Если пить не хотел, просил налить полный бидон на все сорок. В осеннее - зимний период квасная палатка переобувалась на продажу пива, и к ней ходил уже отец. 

Для большинства подростков тех лет три копейки незаменимы для автомата газировки, но у нас в дегунинской окраине, далекой от станций метро, автоматов не помню. Автоматы проявлялись только при вылазке в центр. С распространенной мулькой - за копейку течет с сиропом как за три, я сталкивался лишь однажды. Наш класс в количестве двух десятков человек не мог отойти от этого чудо - автомата очень долго, а некоторые даже собирались приехать туда попить водички на следующий день.

Пятачок был создан для проезда. Если на автобусе я предпочитал кататься бесплатно, то в метро без пятака никуда. Из-за метро, кстати, дефицита пятачков не ощущалось, - на каждой станции стояли автоматы для размена 10, 15 и 20-ти копеечных монет. На моей памяти их не демонтировали года до 1997, словно давая гражданам надежду на возврат пятачкового проезда.

Монета в десять копеек тратилась на кино. Столько стоил билет на детский сеанс. 

Пятнадцать копеек улетали там же, в жерло игрового автомата, как правило, «Морской бой», другие я не признавал. 

О, трилогия про неуловимых мстителей; «Непобедимый» основатель самбо в исполнении Андрея Ростоцкого; школьники, мешающие достать эсэсовцам «клад со дна озера»; ножик в руках психованного бандита, которому не досталась «шкатулка из крепости»! Я не помню, что было вчера, но как забыть вас! Как забыть каменный армянский кувшин, стоящий посреди фойе, который так и не смогли стронуть с места несколько поколений школьников; распаренные фигуры друзей в зимних шапках из кролика (раздевалки в нашем кинотеатре «Ереван» не предусматривалось, да и вообще не помню советского кинотеатра с раздевалкой); шушукания в темноте зала, если фильм скучный…

Двадцать копеек выкладывались за «Эскимо», но о своей любви к мороженому я уже писал (https://ygashae-zvezdu.livejournal.com/196397.html)

Пятьдесят копеек одной монетой попадались редко. Видимо, не много их отчеканили. Ровно на пятьдесят копеек можно было взять упаковку жвачки.

Ну и еще о монетах, дабы закончить. 

Примерно раз в сезон, весной (обострение что ли), на школу снисходила мания «трясучки». Все вдруг начинали трястись в «орел или решка». В этой игре я проигрывал все накопления, причем, за день, а оставшееся время наблюдал за чужими ставками. 

Игра имела свой кодекс, - девочки не только в нее не допускались, при них даже «трястись» считалось моветоном. Ругнуться матом, или пастись возле женского туалета было нормально, а играть в «орлянку» уходили в угол. И ничего странного, - боялись, что девочки настучат. 

Проигрыш отдавался без писка, без всяких «это чужие, это в магазин». То есть, тебе могли проигранное вернуть, но больше на игру ты мог не рассчитывать. 

Старшеклассникам было западло «трястись» с малолетками, - только между собой. Оно и понятно, - обуешь третьеклассника, он родителям пожалуется, объясняться, что сделал ты его честно ну на фиг…

Учителя начинали реагировать на трясучку только, когда она перешагивала школу. Раз пришедшая с родительского собрания мама рассказывала «ужасы», - Глеб вытащил деньги у отца, Эдика побили за жульничество, Миша стряс все, что копил на велик. Рефреном шло, - хорошо, что ты у нас не такой! Просвистеший в начале безумия десятку, подаренную на Новый Год, я предпочел смолчать. 

Таковы мои воспоминания о монетах и тратах советского подростка.

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →