Categories:

ПРЕДАННЫЙ УЧИТЕЛЕМ СОЛОНИЦЫН

11 июня скончался любимый актер Андрея Тарковского Анатолий Солоницын (1934-1982).

Солоницын боготворил Тарковского, величая по имени-отчеству, но привело это к финалу прискорбному. Смертельно больной актер попросил жену снять висевшую над кроватью фотографию Учителя со словами: «Он выпил у меня всю кровь».

Как же так получилось?

Одно из качеств режиссера, да и вообще любого начальника, - готовность к убийству. Ты должен уметь перешагивать через чужие амбиции; растаптывать самолюбия; лишать работы кормящих матерей; отказывать страдающим гениям. И купаясь в негативных, кривых поступках добиваться гармоничного творческого результата. 

Тарковский был готов убить кого угодно, руша карьеры, разрывая скандально связи.

Любимый ученик не стал исключением.

До встречи с Тарковским Солоницын был провинциальным актером. Три раза его заваливали на вступительных экзаменах в ГИТИС. В итоге Солоницын учился в Свердловске, где и осел.

Прочитав в журнале «Искусство кино» сценарий «Андрей Рублев» Солоницын загорелся исполнить главную роль иконописца. Взяв отпуск, он рванул в Москву.

Как ни странно, авантюрная затея удалась. Хотя на роль Рублева Тарковский уже утвердил Станислава Любшина, Солоницын глянулся режиссеру больше. 

Чтобы понять, почему именно Солоницын стал знаменем Тарковского, нужно чуток обратить внимание на отношения режиссера к актерам вообще. Тарковский считал актера инструментом для воплощения режиссерского замысла, декларируя, что тому и замысел в полном объеме знать не надо. Вот и не сложились его отношения с Донатосом Банионисом, актером классической школы, задающим чересчур много вопросов по системе Станиславского. И сложились с Солоницыным, - этот старался максимально точно выполнить указания и на «Андрее Рублеве», посадил голосовые связки, готовясь к съемке данного Рублевым обета молчания. 

Тем не менее, готовясь к «Солярису» Тарковский заносит в дневник: 

«С актерами у меня все в порядке. Ярвет и Банионис — замечательные актеры. С Солоницыным и Гринько придется поработать — русская школа. Полудилетантская» 

В 1976 Тарковский решил облагородить театральный репертуар Солоницына. Анатолий долго не мог где-либо прижиться, меняя труппы, как носки. Тарковский, договорившись с Марком Захаровым, позвал его в «Ленком», где начал ставить «Гамлета».

Спектакль обернулся для всех разочарованием, но, на мой взгляд, просто не хватило времени, чтобы он утвердился на сцене. Тарковский снял спектакль с репертуара, поскольку Захаров вздумал заменить в «Гамлете» трех ведущих актеров, - самого Солоницына, Чурикову (Офелию) и Терехову (Гертруду). Так или иначе, а «Гамлет» оказался последней театральной работой Анатолия.

В кино же все обстояло гут. В каждом фильме Тарковского для Солоницына находилась роль. В «Солярисе», «Зеркале», «Сталкере». 

"СТАЛКЕР"

Съемки Солоницына у других режиссеров Тарковский воспринимал как измену. А тот играл у Панфилова («В огне брода нет»), Михалкова («Свой среди чужих, чужой среди своих»), Германа («Проверка на дорогах»). Особую неприязнь вызвало у Андрея Арсеньевича сотрудничество талисмана с Сергеем Герасимовым («Любить человека»), которого Тарковский считал личным врагом и Александром Зархи.

"СВОЙ СРЕДИ ЧУЖИХ..."

На Зархи остановимся поподробнее.

Солоницын мечтал сыграть Достоевского. Тарковский вынашивал замысел многосерийной телепостановки «Идиота». Когда он ввел в сценарий образ автора, возбужденный Солоницын выразил желание сделать пластическую операцию, чтобы походить на Достоевского. «Ты же тогда больше играть не сможешь с лицом-то Федора Михайловича», - сказал Тарковский. «Если я сыграю Достоевского, зачем мне что-то еще играть», - парировал максималист. 

И вот после всего этого Солоницын сыграл писателя не у Тарковского, а в фильме «Двадцать шесть дней из жизни Достоевского» Зархи. Андрею лента не понравилась, но Солоницын получил за роль «Серебряного медведя» Берлинского кинофестиваля. 

Это было как нельзя кстати, ибо делало Солоницына выездным. Тарковский планировал снимать его в «Ностальгии», для чего требовалась командировка в Италию.

Но актер вдруг страшно заболел раком легких. С каждым месяцем становилось хуже. Метастазы перешли на позвоночник. 

Тарковский навестил больного актера всего раз. И с первого взгляда понял, что Солоницын больше не игрок.

Уезжая в Италию, даже не попрощался.

Когда Солоницын узнал, что съемки «Ностальгии» идут полным ходом с Янковским, у него отнялись ноги. Он так и не смог больше встать.

Через четыре года Тарковский умер на чужбине, от той же самой болезни, что и талисман, - рака легких.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded