ygashae_zvezdu

Categories:

ПИСАТЕЛЬ-МОНТАЖНИК ИЗ "Я ШАГАЮ ПО МОСКВЕ"

В предыдущем посте (https://ygashae-zvezdu.livejournal.com/114323.html) я упомянул актера Алексея Локтева (1939-2006).

Пришло время поговорить и о нем.

Алексей Локтев принадлежал к той породе «шестидесятников», что быстро выдохлась вместе с эпохой. Таких на самом деле было не очень много. Большинство удачно нашло себя в новых временах застоя, но, скажем, Евтушенко, все равно остался в шестидесятых, как бы не стремился оттуда вылезти. Но он хотя бы выжил, а вот Шпаликов повесился. 

Локтев выжил тоже, просто сменяющиеся времена – «застой», «перестройка», «лихая свобода», - доставляли ему боль, проигрывая весеннему ветру оттепели.

Дар актера Алексей получил в наследство от матери. Та играла в любительском театре и раз даже получила от мхатовцев приглашение в Москву. Девушку не отпустили родители.

Итак, с одной стороны мать. С другой, - отец Локтева работал на заводе ЗИЛ, а в то время завод держал театральную студию. Ясное дело, - мальчику туда была дорога. Уже в 16 лет он играл Меркуцио в «Ромео и Джульетте». 

После окончания школы Локтев провалился во ВГИК. У него признали не кинематографическую внешность.

Это привело к забавному казусу, поскольку поступив в ГИТИС и получив приглашение на роль в фильме «Прощайте, голуби» Локтев бегал от звонков съемочной группы, считая происходящее глупым розыгрышем.

"ПРОЩАЙТЕ, ГОЛУБИ"

Между тем, по выходу «Прощайте, голуби» Локтев и сыгравшая главную женскую роль Светлана Савелова стали звездами первой величины. Сейчас эта картина кажется слишком советской, наивной, но она реально отвечала воздуху надежд.

"ПРОЩАЙТЕ, ГОЛУБИ"

Для Локтева «Прощайте, голуби» стали подготовкой льва к прыжку. Лев прыгнул, когда в 1964 вышла лирическая комедия Георгия Данелия «Я шагаю по Москве», где Локтев сыграл сибирского монтажника-писателя, следующего через Москву проездом. 

ЛОКТЕВ И НИКИТА МИХАЛКОВ В "Я ШАГАЮ ПО МОСКВЕ"

По существу, у него главная роль в компании молодых да ранних Никиты Михалкова, Евгения Стеблова, Галины Польских, Ирины Мирошниченко, Инны Чуриковой, Олега Видова, Эльзы Леждей Валентина Смирнитского. А еще Любовь Соколовой, Ролана Быкова, Владимира Басова, Ирины Скобцевой, Льва Дурова.

Самая незавидная киносудьба из перечисленных имен у Алексея Локтева.

После «Я шагаю по Москве» он снимется в неплохой драме «Наш дом» (1965), сыграет главную роль в советско-румынском фильме «Туннель» (1966), а затем ввяжется в заведомо провальный у зрителя, но нужный начальству проект «По Руси» о молодом Горьком. 

Популярность уходила толчками еще и потому, что Локтев не стремился тиражировать образ молодого современника, но именно этот образ зритель полюбил. 

Короче, уже в 1972 ярко начавший Локтев скатился до эпизода пусть и у самого Шукшина в «Печках-лавочках». 

ЛОКТЕВ В "ПЕЧКИ-ЛАВОЧКИ"

Ничего более интересного он в кино не сыграл.

Драму невостребованности в кино Локтев не сильно переживал, пока с театром был ажур. Локтев работал под руководством режиссера Бориса Равенских, который принял его в театр имени Пушкина, а перейдя в Малый забрал с собой туда. 

В 1972 Локтев получил звание Заслуженного артиста. В 1975 стал лауреатом Госпремии за роль Павки Корчагина в спектакле «Драматическая песня».

Но в 1980 году Равенских умер и Локтев сорвался.

Как говорил он сам:

«…я совершил ошибку. После смерти моего любимого учителя, режиссера Бориса Равенских, я бросил театр и уехал из Москвы. Наивно думал, что будет легче. Оказалось - наоборот. Запил...»

На самом деле переезду Локтева из Москвы в Ленинград способствовали и семейные обстоятельства. Его жена Светлана Лощинина - Локтева была из тамошних актрис. Сам Локтев устроился в ЛАТД имени Пушкина.

Впрочем, по некоторым сведениям, уже тогда актер жил с Еленой Усенко. 

Запутанная семейная жизнь покою не способствовала.

«…я был самым настоящим алкоголиком. Допивался чуть ли не до белой горячки. …Одно счастье оставалось - любимая женщина ждала и верила, что вылезу из этой ямы проклятой. Хорошо, если домой приползал сам. Порой даже без одежды. Я потом удивлялся, замечая свои рубахи на каких-то незнакомых людях. В моих любимых штанах разгуливали бомжи». 

В общем, ленинградский период можно считать для Локтева кризисным, тем паче закончился он смертью Светланы Лощининой. 

После ее похорон Локтев снова появляется в Москве заметно изменившимся. Нет больше «парня из Сибири», удачливого театрального актера, лауреата Госпремии. Есть актер православного театра «Глас» и алтарник мытищинского храма.

И снова Локтев не вписывается в кино, теперь уже перестроечное.

«Когда вернулся в Москву, мне в лицо говорили: «А мы думали, что ты по пьянке давно помер!» Какое уж тут кино. А сейчас и сам сниматься не желаю!

…А кого мне играть сегодня - бандюгу, вороватого дельца или прохиндея-политика?»

Перестройку Локтев не принял, но именно она позволила ему обрести второе дыхание. Он организовал свой театр, что в Союзе вряд ли бы удалось. Сделавшись полноценным руководителем, Локтев сразу показал православный, крепкий вкус. Он поставил спектакли «Я вернусь!» о Талькове, «Верую!» по рассказам Шукшина, «Видения на холме» о Рубцове. Пользуясь внешним сходством с Достоевским, выходил на сцену в спектаклях «Федор и Аня» и «Последняя любовь Достоевского».

"ПОСЛЕДНЯЯ ЛЮБОВЬ ДОСТОЕВСКОГО"

Все это время продолжалась семейная драма. Гражданская жена Елена Усенко в результате инсульта сделалась инвалидом. Локтев мужественно ухаживал за ней, думая обвенчаться.

Но вышло так, что он не успел.

17 сентября 2006 года Локтев в рамках фестиваля «Амурская осень» ехал на встречу со зрителями в Благовещенск. Легковушка попала в аварию. Получивший черепно-мозговую травму актер скончался по дороге в больницу.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded