ygashae_zvezdu

Categories:

ПЕРЕВОДЧИК "АДА", "ЧИСТИЛИЩА" И "РАЯ"

Один из друзей, а именно alexeykazantsev попросил меня рассказать о Михаиле Лозинском, что я с удовольствием делаю.

Есть такое понятие «творческий подвиг». Жизнь Михаила Лозинского ему соответствует. Он подарил русскому читателю «Божественную комедию» Данте. И до сих пор перевод этот не превзойден. 

В молодости Лозинский сам баловался стишками. Основу его кружкового общения составляли акмеисты. Лозинский содержал для акмеистов издательство «Гиперборей», входил в гумилевский «Цех поэтов». В 1916 опубликовал сборник стихов «Горный ключ». 

Всю жизнь дружил с Гумилевым и Мандельштамом. Ахматова каждый год получала от него в день рождения букеты цикламенов.

В 1921, когда на Гумилева завели расстрельное дело, задержали и Лозинского. Вообще до того, как он принялся за главный труд своей жизни, покоя ему не давали. В 1932 осудили на три года условно за антисоветскую агитацию и пропаганду. Возможность же сесть и не выйти возникла у Лозинского в 1934, когда убили Кирова. Переводчика арестовали.

В это время дочка Лозинского крутила первый юношеский роман с сыном Алексея Толстого Никитой. Семьи Лозинских и Толстых были совершенно различны по темпоритму. Весь нараспашку «Красный Граф», задающий гаргантюанские обеды в собственном особняке и скромный, насквозь больной, кабинетный труженик Лозинский. Но когда сын попросил за отца подруги Толстой немедленно обратился к Горькому.

У Горького Лозинский работал на заре 1920-ых в издательстве «Всемирная литература» и все равно Алексей Максимович спасать переводчика обращением к Сталину почему-то не захотел. Он задался вопросом: «А кто такие Лозинские? С чего вы за них хлопочете?»

Внучка Лозинского рассказывала:

«И тогда мой 17-летний отец и 18-летняя мать зарегистрировали брак. Лозинского отпустили. Поначалу брак был фиктивным. Каждый ещё несколько лет жил в своей семье, поскольку оба были слишком юные. А затем в этом счастливом браке было семеро детей»

Одна из девочек, рожденных в этом браке, известная телеведущая Татьяна Толстая.

Что касаемо дел переводческих, то Лозинский был сторонником течения «ближе к тексту». 

Если не считать «Божественной комедии», лучшие его переводы касаются пьес.

В 1933 Лозинский перевел «Гамлета» Шекспира, намеренно не проясняя темные места. Когда за «Гамлета» взялся Пастернак, то написал Лозинскому, что зная о существовании его перевода, не стал бы трудиться над своим. 

Также Лозинский перевел «Собаку на сене» Лопе де Вега, «Тартюфа» Мольера, корнелевского «Сида».

Из прозы - «Кармен» Мериме и мемуары Бенвенуто Челлини.

Но главный его труд, конечно, «Божественная комедия».

До Лозинского существовало пять полных стихотворных переводов «Божественной комедии» и все никуда не годились, став «морально устаревшими». 

О работе над Данте Лозинский говорил:

«Данте я начал переводить задолго до войны, когда еще служил в Публичной библиотеке, и приходилось переводить по вечерам, после утомительного дня. Это потом уже я смог перейти на полставки, потом на четверть ставки, а там и совсем бросил службу. Очень много времени занимала подготовительная работа: потребовалось множество сведений обо всех упоминаемых Данте лицах и тому подобное. Что знал — нужно было проверить, чего не знал — найти. И так, по зернышку, набралось двенадцать печатных листов комментария. Это, конечно, дало мне весьма многое. К тому же я имел свободный доступ ко всем фондам Публичной библиотеки.

После всего этого работа над терцинами шла очень интенсивно, и «Ад», например, я перевел за одиннадцать месяцев».

«Ад» вышел в 1939 и 1940 годах. Оба издания разошлись мгновенно. 

К началу войны Лозинский закончил «Чистилище». 

Издать не успел, поскольку Ленинград оказался в кольце блокады. Рукопись «Чистилища» Лозинского принял на хранение Эрмитаж. Самого же переводчика эвакуировали самолетом, а поскольку вес багажа был жестко ограничен, понадобилось специальное разрешение взять с собой чемодан с материалами для работы над Данте. 

«Рай» Лозинский переводил если не в условиях ада, то чистилища. Ему не хватало бумаги для записи черновых вариантов + плюс эвакуционное скученное житье впроголодь. Всеми правдами и неправдами к исходу 1942 года перевод был закончен.

В 1946 году Лозинский получил Сталинскую премию. 

Обстоятельства этого излагаются его учеником Игнатием Ивановским так:

«В 1946 году Тихонов пришел к Сталину за утверждением кандидатов на Сталинские премии. Разговор был примерно таким:

— Какое главное литературное событие года, товарищ Тихонов?

— Несомненно, выход в свет, наконец-то в полном виде, перевода “Божественной комедии” Данте, товарищ Сталин. Большой положительный резонанс у нас и за рубежом. Переводчик — Лозинский.

— Это действительно хороший перевод?

— Выдающийся.

— Почему Лозинского нет в списке кандидатов?

— Видите ли, товарищ Сталин, в положении о Сталинских премиях сказано, что они присуждаются только за оригинальные произведения.

— Ну что ж, если нам мешает Положение, мы его изменим.

Дополнение к списку, сделанное сталинским карандашом: «Лозинский — 1», то есть премия первой степени, не только вывело Михаила Леонидовича из списка обыскиваемых, но и открыло другим переводчикам дорогу к государственным лаврам. Были переводчики, получившие по две и по три премии, смотря по обстоятельствам».

Только на склоне лет Лозинский смог перестать беспокоиться о хлебе насущном. 

Но он был уже тяжело болен. Головная боль исчезала, только если поднималась температура. Потому Лозинский радовался, если градусник показывал чуть выше 37: можно было работать, а голова не болела.

В 1955 году он умер.

Оставив после себя русский Монблан «Божественной комедии».

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded